О портале Подпишись на новости Поддержать проект
ЛЕС

Площади первозданных лесов в России сокращаются ежегодно

Угрожает ли российским лесам исчезновение? Чем ценны первозданные леса, и остались ли они в России? Какие технологии восстановления леса мы можем перенять у Европы? Как любой россиянин может начать выращивать лес на частной земле? Об этом мы поговорили с директором Лесной программы WWF России Андреем Щеголевым

Справка: Андрей Щеголев — эколог, директор лесной программы WWF России, член координационного совета Лесного попечительского совета (FSC России), целью которой является продвижение ответственного управления лесами во всем мире.

— Какая сейчас ситуация с лесами в России? Исчезают они или нет?

Лесов в России много — это наше преимущество и наша беда. Их осваивали с разной скоростью. В центральной и южной России первозданные леса давно освоены, а на севере они еще сохранились. Особенность северных, или так называемых бореальных, лесов в том, что после рубки или после пожара они восстанавливаются сами.

Представим, что сплошная промышленная рубка прошла в хвойном, еловом или сосновом лесу. Если оставить этот пустырь нетронутым, то, скорее всего, через несколько лет лес на нем вырастет сам. Правда, уже не хвойный, а лиственный лес: березы и осины. Такова особенность восстановления северных лесов: природа сама затягивает раны. Поэтому нельзя сказать, что после рубок совсем не останется северных лесов, как в центральной и южной России. Конечно, если на этой территории после рубки будет обустроено сельхозполе, пашня, то там больше не возникнет даже северный лес. Аналогичным образом все происходило на протяжении веков в центральной России: на месте вырубленных лесов разбивали пашни. 

В конце 20 века пошел обратный процесс. Некоторые сельхозземли перестали использоваться для сельского хозяйства в силу разных причин — экономического кризиса или благодаря появлению новых технологий, когда большие площади под пашню уже не были столь необходимы, как раньше. Заброшенные поля стали зарастать лесом. На сегодняшний день таких заросших лесом сельскохозяйственных земель у нас в России порядка 70 млн гектаров. Для сравнения: площадь всей Швеции 50 млн гектаров.

— Какую территорию занимают леса в России? 

Лесопокрытая площадь в России порядка 1 млрд гектаров. Но первозданных лесов, или так называемых малонарушенных лесных территорий, в России осталось всего 250 млн гектар. Мы проводили анализ: с каждым годом их площадь стремительно сокращается. И причиной тому не только рубки, хотя они в числе основных факторов. В Сибири, например, на первом месте пожары.

— Чем же ценны первозданные леса? 

Они выросли такими, какими их создала природа. Они развивались на протяжении многих сотен и тысяч лет. На севере России таежные леса образовались после последнего оледенения. Им как минимум четыре тысячи лет. Природа там живет по своим законам: старые поколения деревьев сменяются новыми, в лесу — и в самих деревьях, и в органической подстилке — накапливается углерод, в болотах копится торф. Эти леса очень ценны — в них хранится большой запас углерода. Если их срубить или они погибнут в пожаре, то огромная масса углерода попадет в атмосферу. Это усугубит климатические изменения. 

Многие виды животных и растений приспособились к жизни именно здесь, другая среда им не подходит. Вмешательство в эту систему приведет к их исчезновению. Функция первозданных лесов — поддержка биологического разнообразия

Еще одна функция — климаторегулирующая. Массивы нетронутых лесов могут ощутимо регулировать региональный климат. Например, леса вблизи морей способны затягивать влагу на континент. 

Первозданные леса регулируют водный, речной режим. Лесная система работает как насос: засасывает воду и постепенно ее отдает — сначала в болота и ручьи, а оттуда вода стекает в реки. Например, в период интенсивных рубок 1980-90-х годов обмелела Северная Двина, и сейчас обмеление продолжается. Рубки на водоразделах сильно влияют на гидрологические режимы — начиная от ручьев и заканчивая крупными реками, впадающими в моря. 

— В Европе уже полностью перешли на модель бережного лесопользования. Стоит ли России следовать этому примеру?

Мы еще не осознали до конца, что теряем естественные леса и вместе с ними можем потерять ценности, значимость которых станет очевидна только со временем. В России, когда говорят о лесах, на первое место ставят ценность древесины. 

Но было бы неправильно доводить наши леса до полной вырубки, как это произошло в Европе 50-100 лет назад. Сейчас там восстанавливают экосистему по образу первозданных лесов: возвращают виды, создают для них условия. Процесс очень трудоемкий и затратный. Но европейцы на это идут, потому что хотят вернуть свои леса к жизни. У нас еще есть шанс избежать этого сценария, сохранив лесное разнообразие. Делать это надо быстро, так как площади первозданных лесов сокращаются с каждым годом.

Одна из задач WWF — сохранять ценные леса. Но и лесная промышленность должна продолжать работу. Важно найти компромисс. Поэтому мы взаимодействуем с лесными компаниями, с органами управления лесами. Мы активно используем в работе такие инструменты, как добровольная лесная сертификация, в первую очередь, это сертификация по системе Лесного Попечительского Совета (FSC). В российском законодательстве нет нормативов по сохранению первозданных лесов. А в стандартах лесоуправления FSC есть требования по сохранению лесов высокой природоохранной ценности, в том числе и первозданных. Все экологически и социально ценные леса сохранить, понятно, не удается. Но, согласно требованиям стандарта, сертифицированная компания обязана в ходе диалога с заинтересованными сторонами определить, какая наиболее ценная часть леса останется нетронутой. Лесозаготовительные компании и природоохранные организации приходят к компромиссу по той территории. Она будет сохранена в рамках добровольных обязательств лесопользователей, а затем получит официальный статус особо охраняемой природной территории.

— А какие технологии для выращивания леса мы можем позаимствовать у Европы? 

Мы считаем очень важным развивать новый подход к лесоуправлению, использованный в Скандинавии. Необязательно слепо копировать всю модель, но можно взять оттуда лучшие лесохозяйственные практики. Речь идет о системе уходовых рубок, об элементарном уходе за лесом.

Представим себе деревья как сельскохозяйственную культуру, ту же морковку. Мы сажаем на огороде весной семена моркови и осенью планируем получить результат, поэтому нам нужно все лето ухаживать за грядкой: поливать, пропалывать и прореживать. С лесом точно так же. Мы сажаем его после сплошной рубки или пожара. За лесом надо ухаживать: убирать быстро растущие осины и березы. Если молодые посадки ёлочек и сосенок оставить без ухода, то стремительно вырастет березовый и осиновый лес. Лиственная порода тоже нужна, но для хозяйственной ценности леса необходимы хвойные деревья. Мы должны прийти через 5-10 лет и убрать ненужное, а через 20 лет – проредить уже сами хвойные деревья, т.к. они мешают друг другу получать свет и влагу. Через 40-60 лет можно прийти с коммерческой рубкой ухода. При рубках ухода деревья низкого качества удаляют, высокого оставляют. В итоге запас древесины в момент финальной рубки в 4-5 раз больше в сравнении с тем, что мы получили бы, оставив лес без ухода.

— Что происходит в центральной части и на юге России? Там зарастают бывшие пашни?

В центральной и южной России лес был вырублен несколько веков назад для развития сельского хозяйства. На юге России приоритетом остается сельское хозяйство, и ранее освобожденные от леса территории сохраняют свое сельскохозяйственное значение, чего нельзя сказать об огромных площадях в центральной России, в зоне Нечерноземья. В конце 20 века эти заброшенные земли стали зарастать лесом. Шансов на их полное возвращение в хозяйственный оборот нет. В то же время на этих землях хорошо растет лес, это создает основу для ведения эффективного лесного хозяйства. Во-первых, лес будет расположен на самых плодородных — с лесоводческой точки зрения — землях. Во-вторых, поблизости живут люди — будет кому работать в таких лесах. В-третьих, такие леса расположены недалеко от предприятий, которые могут потреблять древесину. Таким образом, здесь все благоприятствует лесному хозяйству, но долгие годы просто не было возможности заниматься им на заросших сельхозземлях из-за отсутствия соответствующих законов. Ранее владельцы этих территорий должны были уничтожать лес, возвращать земли в сельхозоборот. Когда их вынуждали расчищать поля, владельцы часто просто поджигали лес, чтобы сэкономить средства на расчистку. И мы знаем, к каким последствиям это приводило: к пожарам, в результате которых выгорали целые деревни. Зачастую пожар с полей уходил на земли государственного лесного фонда, становился масштабным. 

Сейчас появилась возможность заниматься лесным хозяйством на бывших сельскохозяйственных землях вполне законно. Осенью 2020 года было принято специальное постановление Правительства РФ, которое прописывает основы воспроизводства и ухода за лесами на землях сельхозназначения. Это делает возможным частное лесовладение, то есть у россиян появилось право выращивать лес на своей земле. Этого не было ни в СССР, ни в постсоветский период. 

Сейчас в продаже есть сельхозземли с лесом. Обладатели таких участков становятся частными лесовладельцами. Те, кто хочет иметь лес в собственности, ухаживать за ним, передавать детям, получили такую возможность. Этот механизм еще не обкатан. Но по крайней мере дверь в этом направлении открыта. И я думаю, что в скором времени зародится класс лесных владельцев и возникнет интерес компаний к выращиванию лесов на землях сельхозназначения. 

По нашим совместным оценкам с Greenpeace России, 70 млн га земель сельхозназначения, где уже растет лес, могут давать до 300 млн м3 древесины. Для сравнения, сейчас вся лесозаготовка в России – это порядка 200 млн м3 древесины. Также эти новые возможности могут создать в сельской местности около 100 тыс. рабочих мест.

— Почему WWF России вообще занимается вопросами интенсивного лесного хозяйства, сельхозземлями? Вы же природоохранная организация и должны заниматься сохранением лесов. 

Для нас важно сместить фокус с заготовки древесины в первозданных лесах на нормальное лесное хозяйство в уже освоенных лесах, где это возможно и экономически обосновано. Интенсивное устойчивое лесное хозяйство на уже освоенных лесных территориях и выращивание леса на заброшенных сельхозземлях – это альтернативы освоению исчезающих экологически ценных первозданных лесов. Мы считаем, что эти направления в лесном хозяйстве принесут пользу как экономике России, так и природе нашей страны и всему обществу в целом. 

— Что может обычный человек сделать для восстановления и сохранения лесов? Нужно покупать землю с лесом в собственность?

Покупать участки сельхозземли, заросшей лесом, всем без исключения я бы не советовал. Ни рынок таких лесов, ни опыт управления ими в России пока не сложился. Поэтому риски таких инвестиций достаточно высоки. Кроме того, нужны хотя бы основы знаний в области лесного хозяйства, чтобы грамотно управлять своим лесом.

Можно начать с формирования личного поведения и поведения окружающих. Не оставлять незатушенные костры, не бросать окурки около леса, ведь именно человек – причина большинства пожаров.

Можно поддерживать ответственных лесозаготовителей, выбирая продукцию, сертифицированную по схеме Лесного Попечительского Совета (FSC). Можно потреблять меньше и более разумно, сдавать в переработку бумагу и мебель. И что важно – рассказывать другим обо всем этом, просвещать друзей и знакомых.

— Как можно присоединиться к вашим лесным проектам?

Можно поддержать нашу работу по сохранению первозданных лесов, став Стражем леса. Мы занимаемся сохранением удаленных от больших городов первозданных лесов, а для этого требуется профильная экспертная работа. Без поддержки наших сторонников мы не справимся.

Подготовил Матвей Антропов

Фото обложки: pixabay.com

 

Система Orphus