О порталеПодпишись на новости
Фильтр материалов показать
ЛЕС

Мусор и свалки в лесу: как с ними бороться? Часть 2

Прогулка в лесу или около своего сада может быть связана с неприятными находками: мешками строительного мусора, старой мебелью, ботинками и другими «подарками» от общества потребления. Как решать проблему свалок около садовых товариществ? Что делать, если на твоих глазах грузовики выгружают мусор в лесу? Ответы на эти вопросы — в нашем материале. Первую часть материала читайте здесь.

Статья подготовлена на основе расшифровки прямого эфира проекта PosadiLes.ru «Мусор в лесу. Почему лес загрязняют, и как с этим бороться». В обсуждении приняли участие Елена Горохова, директор Движения ЭКА; Александр Люкшин, активист, блогер, путешественник; Дмитрий Федоров, кандидат биологических наук, член комитета Торгово-промышленной палаты РФ по природопользованию и экологии, бывший министр природы и цикличной экономики Ульяновской области; Мария Маринич — экс-координатор сервиса восстановления лесов PosadiLes.ru.

Александр Люкшин: В Дагестане есть региональные операторы по обращению с отходами, в десятках, сотнях сел заключены договоры, но мусор не вывозят. Куда нужно обращаться?

Дмитрий Федоров: Нужно действовать по классической схеме. Как правило, регоператором управляет Министерство природных ресурсов и экологии субъекта. Оно — держатель соглашения с регоператором, выданного на 10 лет. Поэтому если оператор собрал плату с населения, но не оказал услуги, туда нужно подавать квалифицированную жалобу. Мы можем подготовить типовой образец такой жалобы. Советую также продублировать обращение в природоохранную прокуратуру. Тогда в течение месяца все будет выполнено. Оператор имеет право ошибиться лишь три раза, иначе его соглашению конец. А у него в лизинге мусоровозы, контейнеры, мусоросортировочные комплексы и так далее. Он не позволит себе провиниться больше одного раза.

Елена Горохова: С поселками все более-менее понятно, муниципалитету и регоператору нужно пойти навстречу друг другу, чтобы там появились контейнеры. Но что делать с мусором СНТ (садоводческим некоммерческим товариществам. — Прим.ред.)?

Я была в Индии и удивлялась: человек подметает свой домик, дворик и выметает весь мусор за забор. То, что за сетчатым забором, его не волнует, хотя там неприглядная картина. Я думала, что у нас-то в стране такое невозможно. Но в России с СНТ происходит то же самое. Здесь у человека огород, растут огурчики, порядочек, красота. Но как только выходишь за забор, через десять метров — кучи бытового мусора. Что нужно сделать, чтобы его не было?

Дмитрий Федоров: СНТ обязано иметь договоры с региональным оператором по обращению с отходами. Председатель СНТ обязан работать с собственниками дачных участков и на правлении СНТ поднимать вопрос о формировании соответствующего тарифа на взносы в течение года, включая вывоз твердых коммунальных отходов. Во многих СНТ этот вопрос не решен.

Другой момент. Огромное количество отходов от СНТ образуется с конца апреля по сентябрь. Но региональным операторам неудобно заключать договоры на полгода: в этом случае нужно на зимний период вывозить евроконтейнеры на хранение на свои склады, иначе их могут похитить или поджечь.

Я считаю, что орган управления региональным оператором должен оказывать жесткий административный прессинг. Он должен добиться заключения договоров со всеми председателями СНТ. Как правило, есть управляющая организация, которая объединяет все СНТ в единый координационный совет. Она имеет выход на первое лицо региона, главу республики или губернатора. Поэтому возможность влияния на эти процессы есть. Не нужно слушать отговорки председателя СНТ, что у них якобы нет мусора, что они его сжигают. Я не слышал, чтобы где-то эта проблема была решена на 100%. Влиять нужно именно на регионального оператора.

Мария Маринич: В связи с пандемией все больше людей работает удаленно, зимой многие переезжают на дачи, если там есть отопление. Дачники не знают, куда выбросить мусор, не у всех есть автомобили, чтобы вывезти его. Если они идут или едут в ближайшие населенные пункты, это не нравится местным жителям, потому что они платят за вывоз своего мусора. На мой взгляд, регоператоры должны менять свой подход и вывозить мусор не только летом, но и зимой.

Александр Люкшин: Договоры с регоператорами, влияние на них — это все хорошо. С другой стороны, чиновники могут очень хорошо отчитываться, но не делать нужного. Даже если схема будет отработана, это не значит, что СНТ будут все выполнять. Я думаю, прежде всего, нужен жесткий экомониторинг, приводящий к реальным штрафам. По аналогии с видеокамерами на автодорогах, из-за которых люди теперь ездят осторожнее.

Что делаем мы? Например, проводили экоинициативу в деревне Войново-Гора Московской области. Там красивый сосновый лес. Немного бытового мусора по пути от станции. И вдруг мы находим овраг и 36 мешков по 220 литров мусора. Оказалось, рядом два СНТ. В одном из товариществ точно есть контейнер для мусора, мы общались с представителем главы, охранником: все вывозится, договоры заключены. Но по факту в овраге лежит мусор объемом в несколько контейнеров. Мы связались с администрацией района, эти мешки вывезли, повесили фотоловушки, и с тех пор было заведено семь административных дел. Этим занимается лесхоз и администрация.

Также нам необходимы кейсы и огласка в СМИ. Люди должны слышать о таких случаях: человек выбросил мешок или контейнер мусора в лес, и его крупно оштрафовали. Тогда они будут бояться, узнавать, как решить этот вопрос законно. Пока этих кейсов нет, человеку проще выбросить отходы в овраг.

Кроме того, нужны правильно продуманные таблички, призывающие людей не мусорить в лесу и рассчитанные на разные целевые аудитории. В течение прошлого лета я побывал в 25 регионах, проехал 10 тысяч км на машине. Заезжал в кемпинги. В лесах встречаются таблички: «Не жги костер! Береги лес от пожара!» Но про мусор почти ничего нет. Ни на Алтае, ни в Приэльбрусье. В тех местах, которые очистили, мы вешаем креативные таблички наподобие таких: «Маленькая победа для тебя — большая победа для человечества!», «Выбрось мусор в урну — стань героем!» Так мы призываем сохранить чистоту и быть ответственными. Но это частная инициатива.

Елена Горохова: А как вы работаете с населением, когда находите мусор от СНТ?

Александр Люкшин: Мы стараемся привлекать местных жителей к очищению. Такие примеры были в Московской области и на Урале. Нужно работать с людьми, формирующими вокруг себя сообщество, и они уже дальше распространят идею о том, что это не только ответственность чиновников, это наша личная ответственность. Когда люди приходят на праздничный субботник, они вкладывают свою энергию и после заинтересованы сохранять чистоту.

Елена Горохова: Коллеги, а как бороться со строительным мусором? По последним данным, такой мусор находят даже в Московской области в Красногорском районе. Это совсем рядом с Москвой. Однажды сто грузовиков смогли выгрузить там строительный мусор. За Уралом подобное в порядке вещей. Я выезжала на посадки в сибирские и уральские регионы, там повсеместно строительный мусор. Как найти виноватых и предотвратить подобные свалки?

Александр Люкшин: У нас был опыт очищения таких завалов. Мы искали в мусоре какие-то признаки того, кто мог этот мусор вывалить. Однажды я нашел кредитную карточку человека из Средней Азии. Мы отправили ее в органы, но не уверены, что было что-то предпринято. Конечно, ликвидировать такие свалки тяжело, нужна техника. Необходим, опять же, экомониторинг и громкие кейсы, чтобы другим было неповадно. Был успешный пример в Московской области. В лесу нашли 10 контейнеров строительного мусора, в нем обнаружили данные о подрядчике, доказали его вину, оштрафовали на сумму больше миллиона и заставили мусор вывезти.

Елена Горохова: Недавно к нам обратились люди из Красногорского района. Строительный мусор в лес выгружали прямо на их глазах, они видели грузовики. Как им в таком случае нужно было действовать? Фотографировать машины?

Дмитрий Федоров: Обязательно. И отправить обращение в Министерство экологии Подмосковья, в орган экологического надзора, который должен начать соответствующее административное расследование и установить виновников образования несанкционированной свалки строительных отходов.

Крупные строительные отходы не лезут в контейнер, их складируют рядом с контейнерными площадками. Есть отходы от ремонта квартиры, мебель, шкафы, которые региональный оператор обязан утилизировать в составе твердых коммунальных отходов. А есть строительные отходы, например, от разбора домов, идущих под снос. Можем представить себе объемы от сноса многоэтажного здания. На полигоны ТКО этот мусор вывезти невозможно, он запрещен к размещению там. То есть такие стройотходы не входят в полномочия регоператора по управлению отходами. Их нужно утилизировать по самостоятельной схеме. Кирпичный, цементный бой, строительные плиты должны проходить обработку, из них можно изготовить те же строительные материалы. Либо их нужно захоранивать на специализированных полигонах промышленных отходов, где для них предусмотрены специальные участки. За строительными компаниями, застройщиками микрорайонов, за теми, кто сносит здания, должен быть отдельный жесткий надзор со стороны органов экологического надзора.

Елена Горохова: Дорогие друзья, а теперь давайте поговорим о том, что может сделать обычный человек, если он видит мусор в лесу. Такой человек, как Александр, не может пройти мимо, он в любое путешествие кладет в багажник кучу мешков и увозит мусор из леса. Мы тоже, когда идем в лес, не просто уносим обратно свой мусор (бутылку из-под воды, обертки), но и собираем мусор за другими. Ведь если мы ничего не будем делать, у нас будет не лес, а одна большая свалка. Животные не смогут выжить в такой экосистеме. Многих из нас недавно ужаснуло популярное видео в Сети, в котором слоны едят на свалке пластиковый мусор. Поэтому просто взять с собой в лес пакет и собрать мусор — самое малое, что мы можем сделать. Как еще вы предлагаете действовать обычному человеку?

Дмитрий Федоров: Горячая линия органов управления лесным фондом работает круглосуточно, особенно летом, в пору лесных пожаров. Мобильные номера линии указаны на всех лесных плакатах. Также контактную информацию можно узнать в Интернете: отправляясь в лес, уточните принадлежность этого участка к тому или иному лесничеству. Обычно лесничие очень ответственные, отзывчивые люди. Если вы нашли не просто пакет мусора, а свалку в лесу, не поленитесь, позвоните в лесничество и сообщите о ней. Также вы можете сделать фотографию, указать геолокацию и отправить жалобу на сайт управления лесным фондом или Рослесхоза. Они берут данные на контроль и занимаются ликвидациями свалок.

Мария Маринич: В Швеции в 2016 году возник плоггинг — спортивная экологическая практика. Ты идешь на пробежку с мешком и в перчатках. Бежишь по какой-то территории, одновременно подбирая мусор. Сейчас это распространяется в России. Я всех призываю время от времени заниматься плоггингом в лесу, бегайте и собирайте мусор.

Александр Люкшин: Затрону деликатную тему: очень важно не превращать природу в туалет. Стоит брать пример с братьев наших меньших, выкопать ямку, чтобы ничего не было видно. Кроме того, мы находим тысячи влажных салфеток в лесах. Они дешевые, ими все пользуются. Но мало кто знает, что такие салфетки более 50-70 лет разлагаются в природе, да и то никогда не разложатся окончательно, так как сделаны из синтетики. Лучше ими не пользоваться.

Мне бы хотелось, чтобы люди все больше интересовались переработкой отходов. Чтобы мы все перестали использовать слово «мусор». Потому что это не мусор, а ресурсы. Их со временем будет все меньше и меньше, и наступит такой момент, когда мы поймем, что даже из строительного мусора можно, переработав его, построить целые дома.

Первую часть материала про мусор в лесу читайте здесь.

Подготовил Матвей Антропов
Фотографии предоставлены Александром Люкшиным
Фото обложки: pixabay.com

Система Orphus