О порталеПодпишись на новости
СТАТЬИ

Нефть и уголь против климата планеты. Что дальше?

Уголь и нефть – самые «грязные» источники энергии с точки зрения экологии. Но они – наше все. Солнечные батареи – игрушки Европы, для сурового российского климата они не годятся… Или это всего лишь стереотип? Насколько прочно мы сидим на «нефтяной игле»? Куда движется мир? И есть ли светлое «зеленое» будущее у российской энергетики?

Разбираемся вместе с Михаилом Юлкиным, генеральным директором АНО «Центр экологических инвестиций», экспертом Международного центра устойчивого энергетического развития под эгидой ЮНЕСКО, членом Комиссии Международной торговой палаты (ICC Russia) по экономике изменения климата и устойчивому развитию.

Что такое «ископаемое топливо» и как оно связано с глобальным изменением климата?

Нужно понимать, что климат меняется всегда. Но изменение климата, которое мы наблюдаем сегодня (его еще называют «глобальное потепление»), связано с деятельностью человека. Мы выбрасываем в атмосферу так много парниковых газов – углекислого газа, метана, закиси азота и др., – что они влияют на температуру атмосферы Земли. Для выработки всех видов энергии мы сжигаем ископаемое топливо. Когда нам нужно выработать электрическую или тепловую энергию, мы, как правило, сжигаем природный газ или уголь. Если нам нужно заставить двигаться автомобиль, мы сжигаем продукты переработки нефти. Тот элемент, который там горит, – это углерод. И когда он горит, он превращается в CO2 (углекислый газ), один из парниковых газов. Поэтому главным образом с использованием ископаемого топлива и связано нынешнее глобальное потепление.

Добыча ископаемого топлива тоже сопряжена с выбросами. Например, когда вы добываете уголь в шахтах, образуется метан, часть которого попадает в атмосферу. А метан – в десятки раз более опасный парниковый газ, чем углекислый газ. Он образуется и при добыче нефти: есть такое понятие, как «попутный нефтяной газ». Его либо сжигают там же на факелах, либо как-то используют в производственном процессе. При сжигании на факелах в атмосферу выбрасывается углекислый газ и большое количество метана.

Насколько экономика России зависит от добычи углеводородов и каких именно?

Российская экономика основана на так называемой «природно-ресурсной модели», то есть на извлечении экономической ренты из запасов органического ископаемого топлива. По объему экспорта углеводородов Россия занимает первое место в мире. А экспорт – это существенная часть нашего ВВП (валового внутреннего продукта – прим. ред.), причем та, которая обеспечивает нас валютой и, соответственно, возможностью закупать нужные нам товары в других странах.

Россия экспортирует примерно 70% добытой нефти – в сыром виде или в виде нефтепродуктов – и примерно половину угля и газа. А отсюда по цепочке тянутся все другие отрасли: нефтесервисные компании, компании, которые производят и поставляют трубы для нефтепроводов, железная дорога, для которой перевозка угля – едва ли не главный вид хозяйственной деятельности. Кроме того, на это «накручиваются» разные налоги: налог на добычу полезных ископаемых, экспортные пошлины, акцизы на продажу бензина населению. В итоге получается, что добыча органических ископаемых видов топлива крайне важна для российской экономики.

Есть ли в таком случае у России возможность перейти на альтернативную «зеленую» энергетику?

Реализуя договоренности, достигнутые в Париже в 2015 году (в рамках Парижского соглашения по климату прим. ред.), мир активно движется в сторону декарбонизации – отказа от ископаемого топлива. Соответственно, Россия как главный его поставщик рискует потерять существенный объем экспорта. Значит, нам нужно переходить на другие виды продукции. Что это может быть? Прежде всего, «зеленая» энергия. У нас в арсенале есть практически все ее виды. Солнечную энергию можно получать не только в европейской части страны, но и в Сибири, на Алтае, в Якутской области. Ветровая энергетика может развиваться в районе северных морей: на Баренцевом море едва ли не лучшая в Европе роза ветров. Гидроэнергия: мы почти не занимаемся сегодня энергией приливов и отливов, а на северах есть возможность для создания таких мощностей. И, мне кажется, сегодня это гораздо более перспективное направление, чем атомная энергетика.

Помимо «зеленой» энергии, Россия может поставлять в мир и оборудование, технологии для ее производства. Например, компания «Хевел», производящая солнечные панели, уже вполне конкурентоспособна на мировом уровне. Причем солнечные панели совершенствуются очень быстро, и потенциально это огромный рынок, гораздо более устойчивый и перспективный, чем рынок углеводородов.

Также сегодня активно развиваются технологии, которые позволяют использовать водород как агент хранения и транспортировки энергии. Возобновляемые источники энергии – непостоянные: солнце не все время светит, ветер не все время дует. Использование водорода позволяет сглаживать эти пики.

В других странах люди ставят солнечные батареи на крыше дома и за счет этого получают энергию. Возможно ли такое у нас?

Противопоказаний нет. Это можно делать не только в Волгограде, но и в Москве, и в Питере, и даже в Архангельске, потому что там солнце полгода не заходит за горизонт. В России уже есть нормативные документы в поддержку микрогенерации, которые стимулируют потребителей устанавливать такие солнечные батареи и использовать их для нужд собственного энергоснабжения. Проблема в том, как использовать эти батареи для выработки энергии в сеть. Бо́льшую часть времени люди дома не сидят, а солнечная батарея работает, и она могла бы подавать энергию в сеть. Но для этого сети нужно строить по другому принципу: они должны напоминать нейронные сети. Вообще, децентрализация и цифровизация – это два глобальных тренда, которые сопровождают переход от ископаемых видов топлива к возобновляемым источникам энергии.

Пандемия коронавируса заставила страны сократить добычу нефти. Есть ли риск, что через какое-то время начнется компенсация?

Если мировая экономика будет восстанавливаться путем возврата к той точке, из которой она свалилась в кризис, то компенсация произойдет. Потребление нефти вырастет до прежнего уровня и даже выше. Но кризис можно использовать и как возможность для пересмотра основ экономики, для развития новых секторов, связанных с возобновляемыми источниками энергии и безуглеродными видами транспорта. В Евросоюзе принято решение о том, что основу восстановления экономики составит план декарбонизации («Зеленый пакт для Европы»), принятый в прошлом году, только реализовываться он будет ускоренными темпами. У нас пока это не так, но я очень надеюсь, что и наше правительство скорректирует свои планы, глядя на то, как меняются мировые рынки.

Как обычный человек может повлиять на снижение выбросов парниковых газов?

Конечно, основные выбросы, которые приводят к изменению климата, связаны с большими промышленными объектами. Но всякое изменение начинается с маленького шага. Есть простые вещи, которые может делать каждый: уходя, гасить свет, по возможности ездить общественным транспортом, а не личным, использовать вещи из возобновляемых материалов. Это касается и работы: если можно поставить систему, которая автоматически выключает свет, когда все ушли из офиса, – надо это сделать, и так далее. Это позволит человеку уменьшить свой собственный углеродный след и, главное, выработать привычку действовать с оглядкой: как мое поведение отражается на состоянии не только моем, но и планеты в целом.

Беседовала Наталья Захарова

Источник фото: pixabay.com, архив Михаила Юлкина

 

Могут ли действия одного человека позитивно влиять на глобальные процессы?
Могут! Если действуют много людей!

Присоединяйтесь ко всероссийскому онлайн-флешмобу «Изменение климата. Что делать?».
Узнайте, что можете сделать именно вы, чтобы снизить темпы климатических изменений и уменьшить масштаб их последствий.

Начать действовать

Система Orphus