О порталеПодпишись на новости
СТАТЬИ

«Это беда не президента и не министра, а нас с вами», — биолог Владимир Захаров 

Биолог Владимир Захаров рассказывает о том, почему важно внести экологическую повестку в образование, об уроках, которые нужно извлечь из пандемии коронавируса, и о том, в каких направлениях «зеленой» экономики может успешно развиваться Россия.

 

Справка:

Владимир Михайлович Захаров — российский биолог, специалист в области популяционной биологии, член-корреспондент РАН, профессор, руководитель Центра устойчивого развития и здоровья среды ИБР РАН.

— Коронавирус — это искусственно созданный вирус или появившийся естественным путем?

Сегодня на этот вопрос не может определенно ответить ни один человек. Но достаточно серьезные источники говорят о том, что не обнаруживается следов искусственного получения этого вируса. Видимо, он имеет естественное происхождение. Это единственное, что можно сказать определенно. Очень часто подобный вопрос задают профессиональным вирусологам, но он остается открытым.

Хотелось бы поставить вопрос шире, обратить внимание на необходимость изменения наших отношений с окружающим миром. Нам всем, не только России, но и всему миру, не хватает хорошего экологического образования или просто хорошего образования с основами экологии. Это, безусловно, наш бич. Дело в том, что какие-то экологические знания хранят определенные эксперты: кто-то специалист по загрязнениям, кто-то — по охране природы. Но, если у человека есть экологическое мировоззрение, представление о гармонии в мире, которую непременно надо поддерживать, он сам в своей области лучше других определит конкретные меры, которые нужно предпринять. А если такого понимания нет, если нет такого мировоззрения, тогда человек заинтересованно заниматься этим не будет.

Дело в том, что очень многие мои коллеги соглашаются с тем, что многие проблемы можно было бы легко решить, они исчезли бы сами, если бы у людей был высокий уровень экологической культуры.

— Экология должна быть новым предметом в школе?

Предмет, конечно, нужен, но вопрос надо ставить шире — о необходимости экологических представлений в системе образования в целом. Это и научное экологическое образование, и очень широкая представленность экологических аспектов во всех дисциплинах, звеньях и направлениях образования. Я не шучу. Потому что сегодня экология — это основа устойчивого развития. Устойчивое развитие — это парадигма развития человечества в целом, поэтому экология сегодня должна не только традиционно присутствовать в биологии и географии, но все общественные науки в средней школе должны строиться на экологическом императиве.

— Я не помню, чтобы подобное было в моей школе в конце 90-х. С тех пор в России что-то изменилось?

У нас сейчас артикулировано практически все. И сегодня в принципе у нас есть все необходимые решения, чтобы заниматься экологическими вопросами, в том числе экологическим образованием и просвещением. Но делается у нас пока немного. С 2000-го года в стране нет обязательного предмета экологии. И это на фоне того, что все мы, включая руководство страны, говорим, что «экология — наше все» (и это действительно так, я не утрирую). В то же время мне часто приходится сталкиваться с тем, что представители разных поколений, разного уровня образования и достатка, после публичных выступлений и обсуждений отмечают, что никогда об этом всерьез не слышали и не задумывались. А откуда? Профессионально им никогда не говорили, что такое экология.

И это приводит к тому, что сегодня под экологией понимается все что угодно, но ведь экология — это наука. Это наука о взаимоотношениях организма со средой, о гармонии человека с окружающим миром. Традиционно это раздел биологии. Но сегодня, если вы скажете об этом экономистам и юристам, они с вами не согласятся. Есть профессиональные экономисты, которые считают себя экологами, потому что экология — поддержание гармонии человека с окружающим миром — лежит в основе современного экономического развития. Экологические представления сегодня должны присутствовать везде, в том числе в основе концепции устойчивого развития.

Возвращаясь к коронавирусу, я бы как эколог сказал, что это событие неприятное, но, если бы люди имели экологические знания и думали об этом, многие превентивные меры были бы предприняты. Я имею в виду, что мы заранее предпринимали бы какие-то меры в борьбе с существующими на планете проблемами.

— Например?

Например, перенаселение. В России это не так актуально при нашей обширной территории. Но многие страны имеют такую проблему. Однако у нас, я имею в виду мировое сообщество, ничего об этом не говорится. Еще когда нас было 3-3,5 млрд человек на Земле несколько десятилетий назад, все политики говорили, что нас многовато. Никто не предлагал каких-то жестких мер, но настрой общий был такой. А сейчас нас 7,5 млрд, и ни один политик этот вопрос не поднимает. Это к тому, что перенаселенные популяции особенно подвержены эпидемиям. Мы видим, что сейчас происходит на густонаселенных территориях (включая мегаполисы).

Второй экологический месседж в отношении сегодняшней эпидемии — это связь нашего здоровья с объектами живой природы. У нас остается вопрос, откуда пришел вирус? Но в принципе этот вирус (коронавирус — прим. ред.) известен для целого ряда живых организмов, кроме человека — это летучие мыши, панголины и другие. И это принципиально возможный источник заражения для человека.

Есть такое специальное направление исследований в мире — экологическая медицина. Специалисты смотрят, как здоровье человека связано со здоровьем живых существ. Сюда относится и передача каких-то инфекций от животных к человеку. Это направление не праздное, оно очень даже актуальное, и сейчас мы это видим глобально, но таких локальных ситуаций много, особенно в Африке и других тропических регионах. Живые организмы вольно или невольно из-за неаккуратного с ними обращения передают инфекции. Что из этого следует? Что нам нужно очень осторожно обращаться с объектами живой природы.

Есть международные соглашения об ограничениях в торговле дикими животными. Мне кажется, что этот бизнес категорически надо сводить к минимуму. И не только потому, что это не соответствует современным требованиям охраны природы, но и потому, что это опасно. И это урок, который мы должны вынести из пандемии, с которой сейчас столкнулись.

— А чем чревата ситуация нынешней пандемии для человека и биосферы?

Она чревата не только тем, что нам уже понятно и о чем все говорят — гибель людей, экономические проблемы. Но и тем, что дальнейшие какие-то отголоски из живой природы, из биосферы планеты непредсказуемы.

Кто мог когда-то предсказать, что будет разлив нефти в Мексиканском заливе? Это месторождение же разрабатывала одна из лучших компаний — BP. Но катастрофа случилась, и мы до сих пор не можем точно оценить ее последствия. Кто мог предсказать, что в 2010 году будут лесные пожары в РФ? И они продолжаются до сих пор, и не только в России, но и по всему миру. И найти непосредственную причину и конкретного виноватого становится все сложнее.

Многие последствия нашего прямого или косвенного воздействия на природу непредсказуемы — это и загрязнение, и изменение климата, все что угодно, в том числе в плане эпидемиологии. То есть это колоссальная проблема. И послание экологов должно быть: да, сейчас надо непременно победить эту инфекцию, но надо и вынести определенные уроки. Это принципиальный момент. Да, будет какая-то задержка с экономическим ростом, люди многое потеряли. Но также ясно, что впереди экономический рост для компенсации этих потерь, и, если не проявлять внимание к экологическим проблемам, он может привести к тяжелым последствиям для окружающей среды. Поэтому нам просто необходимо вынести и этот урок.

Одно из широко обсуждаемых сейчас направлений — это изменение климата. У нас нет данных, что нынешняя пандемия напрямую связана с изменениями климата. Но мы точно знаем, что с ним связан целый ряд распространяющихся сейчас заболеваний. А многие последствия нам еще просто не известны. Мы просто не знаем все взаимосвязи в природе. И когда идет глобальное изменение среды, включая изменение климата, какие-то установившиеся экологические связи просто рушатся, могут появляться различные последствия, включая и появление новых заболеваний.

— В СМИ проходит сейчас много информации о древних вирусах, которые могут проснуться. Так ли это?

Я вообще романтик, но, так как сейчас выступаю как эксперт, буду с осторожностью говорить о «гневном ответе природы», о том, что «просыпаются» какие-то старые страшные инфекции. Но отчасти это правда. Мы многого еще не знаем, но есть очевидные факты. Например, энцефалитные клещи. В связи с повышением глобальной температуры планеты они распространяются все дальше и дальше на север со всеми вытекающими отсюда последствиями. Зона вечной мерзлоты их сдерживала, а сейчас они могут проходить на новые территории. То же самое с определенными видами комаров, переносчиков лихорадки Западного Нила, которые распространяются на новые территории. Другой пример — возбудитель сибирской язвы, который может храниться где-то во льдах и при их таянии может распространиться.

Я бы сказал так: веер таких последствий стремительно нарастает. Заниматься эпидемиологией, изучать и учитывать популяционные законы, думать об осторожности в обращении с живой природой и следить за нашим глобальным влиянием на окружающую среду, включая климат, — это очень серьезные задачи. Главное, что никто не может предсказать всех возможных последствий усиления нашего влияния на биосферу, каков будет следующий отклик природы. Поэтому необходимо принимать все возможные превентивные меры для обеспечения баланса с природой.

— Как нам нужно изменить модель экономики, чтобы снизить негативное влияние на природу?

В самом широком виде, как я уже сказал, — это образование и просвещение. Приведу пример. Наши эксперты сыграли очень большую роль в подготовке нового климатического соглашения. Наши дипломаты работали очень напряженно, чтобы в 2015 году было принято Парижское соглашение. Но, участвуя в обсуждении мер по обеспечению его практической реализации, зачастую приходится слышать, что мотивацией для представителей ведомств является озабоченность возможными санкциями и необходимостью справиться с требованиями мирового сообщества, в создании которых мы сами принимали участие. Практически не звучит, казалось бы, естественная постановка вопроса о необходимости срочного сокращения нашего негативного воздействия на среду в связи с обострением экологической ситуации. Если те, кто определяют перспективы нашей экономики, не будут всерьез рассматривать экологические проблемы как угрозу национальной безопасности, ничего не изменится.

Есть замечательное высказывание и Президента РФ Владимира Владимировича Путина о необходимости гармонизации техно и биосферы. Но, когда дело доходит до практических решений, пока происходит не так много. Если в мировоззрении нашего населения отсутствует озабоченность экологическими проблемами, это беда не президента и не министров, а нас с вами.

Наша страна богата углеводородом. Было бы странно, если бы кто-то из экологов сейчас говорил, что не нужно их использовать вовсе. Это неплохой путь для того, чтобы нам «нарастить мышцы», чтобы получить достаточно средств и вкладывать их в перспективные направления будущего, в том числе возобновляемую энергетику, низкоуглеродную экономику, щадящие формы природопользования (в том числе традиционные формы гуманного обращения с природой — экотуризм, органическое сельское хозяйство). Этого требует международное соглашение и наше будущее, и это наши возможности.

— И это не сказка?

Нет, это уже давно не сказка. Никто же не ругает Норвегию за антиэкологичное поведение. А это известнейшая страна в Европе, которая экспортирует в большом количестве углеводороды. Почему? Потому что они, продавая углеводороды на экспорт, делают большие отчисления в фонд будущих поколений, планируют ориентацию на низкоуглеродную экономику. А, кроме того, практически 100% внутренней потребности в электроэнергии обеспечивают за счет возобновляемой энергетики. Вот вам неплохой путь, в том числе и для нас. Продавая углеводороды, мы получаем возможности для развития перспективных направлений.

— Почему бы в России не развивать активно направление органического сельского хозяйства, ведь все хотят есть натуральные продукты и готовы платить за них?

Этот вопрос не ко мне. Я это всячески приветствую. В России и в этом плане очень неплохая ситуация и возможности. Я в свое время возглавлял комиссию по экологической политике в Общественной палате РФ, мы проводили широкие обсуждения с экспертами и активистами со всей России. Среди многих других вопросов была острая дискуссия насчет ГМО, их широкое использование — это уже не органическое сельское хозяйство. Вопрос обсуждался в том числе и на правительственном уровне. Тогда вопрос стоял так: «А зачем нам ГМО?». У нас достаточно территории, и сельское хозяйство на приличном уровне. При широком использовании ГМО в природе мы потеряем статус страны природного биоразнообразия. И наше сельское хозяйство в этом отношении будет не таким привлекательным. В итоге всех дебатов было принято решение, что в нашей стране мы не приветствуем ГМО и маркируем товары, если они их содержат. То есть и в этом отношении у нас сохраняется хорошая ситуация для развития органического сельского хозяйства.

Когда-то при обсуждении экологических проблем с представителями правительства мы пришли к заключению: «Да, у нас страна самого большого природного богатства. Но в этом есть и наша проблема — у нас всего очень много». Вы знаете, что, когда у человека чего-то очень много, то он этим не дорожит. Поэтому у нас перспективы колоссальные, в частности для развития органического сельского хозяйства. Надо активней браться за эту сферу не только государству, но и нам с вами. Колоссальные возможности есть и для экотуризма, которыми мы еще недостаточно пользуемся.

Кстати, если говорить про возобновляемые источники энергии, то и здесь у нас большие перспективы. Мы часто справедливо говорим, что у нас много углеводородов, но у нас много и других возможностей для развития. По оценкам международных экспертов, у нас самый высокий потенциал для развития ветровой энергетики. То есть, если мы пойдем в этом направлении, то и тут мы можем занять лидирующие позиции.
 

БеседовалМатвей Антропов

Фото обложки: pixabay.com

 

Присоединяйтесь к онлайн-флешмобу «Дома тоже зелено»!

Мы собрали для вас лайфхаки, как начать двигаться в сторону более экологичной и осознанной жизни в комфортном для вас ритме прямо сейчас. Знакомьтесь с материалами и делитесь ими в социальных сетях с хештегами #доматожезелено #эковики.

Участвовать во флешмобе


Становитесь частью сообщества портала «Эковики»!Получите свободный доступ к пошаговым рекомендациям об экологичном образе жизни, онлайн-курсам, руководствам по проведению экологических акций на разные темы! Станьте лидером изменений!

Зарегистрироваться на портале

Система Orphus