О портале Подпишись на новости Поддержать проект
СТАТЬИ

Где-то на белом свете, или Как волонтеры очищают Арктику

Арктика – это белые медведи, полярное сияние, морозы до –50° и… мусор. Причем по-арктически суровый: «хвосты» от добычи полезных ископаемых, бочки из-под топлива, брошенная военная техника, затопленные суда, колючая проволока, полуразрушенные здания. Стратегия развития Арктической зоны РФ, утвержденная в 2013 году, предусматривает очистку арктических морей и территорий от загрязнения. В это непростое дело вовлечены не только вооруженные силы, промышленные компании и ученые, но и волонтеры. Чем именно они занимаются, насколько тяжелы северные будни и как присоединиться к «полярному братству» – рассказывает руководитель проектного направления межрегиональной общественной экосоциологической организации «Зеленая Арктика» Георгий Андреев.

– Откуда в Арктике мусор?

Во второй половине XX века шло активное промышленное освоение севера, в том числе арктических земель. Туда на стройки ехали люди со всей страны, там размещали военные части, вели научные изыскания. В 90-е годы, в период развала Советского Союза, начался массовый вывод войск с российской территории Арктики. Это происходило в формате «бросить все». Забрали только оружие, людей, а прочее оставили гнить: огромное количество техники, инфраструктурных сооружений, топлива. Вот это мы и убираем.

– И куда деваете?

Девять десятых отходов – металлолом, его можно сдать в переработку. Но мы работаем не одни. «Зеленая Арктика» только отбирает и готовит добровольцев к участию в экологических экспедициях на территории Ямало-Ненецкого автономного округа. Помимо нас, здесь трудится еще много людей. Ученые из ГКУ «Научный центр изучения Арктики» проводят экологический мониторинг, определяют технологию уборки. Некоммерческое партнерство «Российский Центр освоения Арктики» отвечает за логистику и техническое обеспечение уборок. Подрядчики вывозят отходы на Большую землю. Очистка арктических территорий – это большой, сложный, дорогой процесс.

– Когда и как появилась организация «Зеленая Арктика»?

В 2012 году состоялась первая экспедиция на остров Белый. В ней участвовали в основном салехардцы, работники местных организаций. В 2013 году была создана наша организация. В ЯНАО всего 500 тысяч человек, и желающих поехать на уборку из местного населения немного. А людям из других регионов, наоборот, интересно попасть в Арктику.

– Какие проекты вы реализовали за эти девять лет?

Мы провели 11 экспедиций, в которых приняли участие 230 добровольцев из 11 стран. Собрали 2300 тонн металлолома. Очистили два острова в Карском море – остров Белый и остров Вилькицкого. Правда, Вилькицкого еще будем «дочищать» в этом году. На уборку каждого острова ушло по пять лет, потому что работать там можно только с начала июля до конца августа. В остальное время температура ниже нуля и либо лежит снег, либо начинаются осенние шторма и дожди.

– Как вы отбираете волонтеров в «Зеленую Арктику»?

Главное требование – это физическое здоровье. Для работы на севере человек должен пройти медицинское обследование и получить справку о профпригодности по форме 302н (с апреля 2021 года – 29н – прим. журн.).

Второе – психологическая устойчивость и готовность работать в команде. Все желающие заполняют анкету, составленную психологом. На ее основании мы отбираем людей. Еще часть отсеивается в процессе учебы и личного собеседования.

В экспедиции на острова ездят только мужчины. Это крайне суровая территория с очень ограниченными бытовыми условиями. Но с прошлого года мы организовываем уборки в поселках Ямала, где жить вполне комфортно. Туда мы берем как мужчин, так и женщин.

Что касается возраста, самый старший волонтер у нас отметил 50-летие. Но это скорее исключение. Обычно мы берем людей от 20 до 45. Если подает заявку 17-летний или 49-летний, мы не отказываем ему, но предупреждаем, что он в «зоне риска». И потом смотрим на его физические и прочие данные.

– Как вы готовите волонтеров к работе?

Сначала они проходят дистанционное обучение: слушают лекции по общей и прикладной экологии, по истории освоения Арктики, по этнографии. Реабилитолог дает блок упражнений для укрепления позвоночника. Потому что основное, что мы делаем в экспедициях, – это таскаем тяжести. В этом году мы также проведем практику по работе в командах.

Перед отъездом на острова мы организуем поход в горы на 2-3 дня. Смотрим, как человек ведет себя «под рюкзаком», когда устает – сохраняет ли адекватность. Перед экспедицией в поселок это не требуется.

– Вы сказали, что основная работа – таскать тяжести. Что это значит?

В советское время на островах располагались метеорологические станции и военные части. От них остались тысячи 200-литровых бочек, некоторые до сих пор наполнены дизельным топливом. Задача добровольцев – собрать эту тару, сложить в кучи и поднять над поверхностью почвы, чтобы, если ее не увезут сразу, она не вмерзла. Часто бочки приходится откапывать: торчит только крышка, а остальное ушло под землю. Также мы разбираем бытовые свалки, разрушенные здания.

Зимой, когда техника может ездить по снегу, не травмируя тундру, сотрудники «Российского Центра освоения Арктики» сволакивают эти кучи к берегу. Следующим летом их грузят на корабли и вывозят на переработку. Вот такой многоэтапный процесс.

– В каких условиях живут волонтеры?

В поселке это школа-интернат. В течение учебного года там живут дети кочевников из коренных народов Севера. Летом они возвращаются в тундру, а мы размещаемся в этих школах. Там есть все условия.

На островах мы живем на метеорологических станциях. На острове Белый это был большой барак. На острове Вилькицкого – жилой модуль – сооружение, приподнятое над землей на 1,5-2 метра, утепленное, со стеклопакетами. Там свободно размещается двадцать человек. Всего в группе шестнадцать-восемнадцать участников. Это обусловлено количеством посадочных мест в вертолете (обычно это МИ-8МТВ).

– Какие возникают трудности?

Для многих трудностью становится физическая нагрузка. Человек может быть в отличной форме, но он не привык шесть дней с утра до вечера выполнять тяжелую работу. Так как экспедиция длится всего три недели, а сделать нужно много, у нас обычно один выходной, а иногда обходимся и без него.

Кому-то трудно три недели находиться с чужими людьми. Кому-то плохо живется без телефона, Интернета, связи с внешним миром. Но отбор позволяет нам заранее отсеять таких людей.

– Расскажите какую-нибудь интересную историю из своего опыта.

Однажды на острове Белый к нашей станции пришел раненый медвежонок и лег. Вероятно, его мать застрелили браконьеры. Это вроде как необитаемые острова, но браконьеры бывают и на них. Мы долго совещались, что делать. Через два дня мы его эвакуировали и поселили в специально оборудованном помещении. Сначала кормили кашей с антибиотиками, и он быстро поправился. Стали носить ему рыбу, и он интуитивно научился ее разбирать. На первом году жизни медвежата питаются материнским молоком, но, видимо, в нем включился инстинкт. Забавнее всего было, когда он неожиданно выглядывал из окна своего «домика» и рычал. А мимо как раз лежал путь в туалет, и можно было «не дойти» 😊.

Потом прилетели зоологи и забрали медвежонка. Сейчас у него все хорошо. Он живет в Пермском зоопарке. Наверно, это тот редкий случай, когда пребывание животного в зоопарке оправдано: его жизнь нарушил человек, и другой человек должен это исправить.

Беседовала Наталья Захарова

Фото из архивов организации «Зеленая Арктика»

 

Хотите, чтобы природные места стали чище?
Присоединяйтесь к акции «Зов природы» и организуйте уборку с раздельным сбором отходов!

Присоединиться

Система Orphus