О портале Подпишись на новости Поддержать проект
СТАТЬИ

Фудшеринг и фудсейвинг: как живут «спасители» еды в России

Как сократить свой углеродный след? Сегодня это модный вопрос. Экоблогеры советуют реже летать на самолетах, не жечь понапрасну электричество и сажать лес.

Но есть еще один неочевидный способ: перестать выбрасывать еду. Неправильно утилизированная еда – источник 8–10% парниковых газов на планете. Некоторые наши соотечественники задумались об этом всерьез и создали проекты по «спасению» еды.

Как помочь едой другим, может ли это быть бизнесом и как включиться в такие проекты – рассказывают они сами.

Александра Легкая, основатель сообщества «Фудшеринг. Отдам даром еду»

«Я запустила проект в конце 2015 года, когда была в декрете и было свободное время. Случайно нашла в Интернете, что в Германии есть такая практика. Поискала у нас. Увидела, что ничего подобного нет. И решила сделать сама. Создала сообщество во ВКонтакте, где люди могли бы отдавать лишнюю еду. Потом стали потихоньку подключаться и заведения. Сейчас мы работаем и с частными лицами, и с бизнесом.

У нас в стране фудшеринг полулегален. Бывают проблемы с Роспотребнадзором. По закону, как только продукт списывают, его уже нельзя употреблять или кому-то передавать. Даже если у него еще хороший срок и он пригоден в пищу. Например, пекарня каждый день печет новый хлеб. Вчерашний она списывает, хотя по факту срок годности выпечки – три дня. В итоге хлеб, полежавший всего один день, идет на помойку.

Кроме того, если заведение передает продукты на благотворительность, оно должно уплатить НДС. Но ситуация меняется к лучшему: не так давно приходилось платить два налога!

В последние годы на нашу деятельность повлияла пандемия. Многие заведения закрылись, партнеров стало меньше. Зато людей, нуждающихся в еде, – больше. Бывает, нам в группу пишут с просьбой о помощи. Раньше у нас было запрещено отдавать мясные продукты, потому что ими проще всего отравиться. Но во время пандемии мы отменили этот запрет. А вообще, у нас есть правило писать, каков срок годности, сколько еда лежала. Плюс, когда человек приходит за продуктами, он может оценить их на вид и, если что-то вызывает сомнения, не брать. Но за семь лет работы проекта не было случаев, чтобы отдали испорченное или кто-то отравился».

 

Ирина Черкасова, фудсейвер

«Я узнала про фудшеринг из блога художницы Яны Франк. Она описывала, как это устроено в Германии, как она спасает продукты. Мне стало интересно. Я нашла такое движение в России, зарегистрировалась и прошла тест для желающих стать волонтерами. Сейчас я забираю нераспроданную выпечку из двух пекарен недалеко от дома. Координатор договорился с этими точками, передал их контакты мне и моим «коллегам». У нас есть чат во ВКонтакте, где каждый записывается на конкретный день. Накануне вечером нужно позвонить на точку и узнать, осталась ли у них выпечка. Или можно прийти за пять минут до закрытия. Я забираю выпечку домой, потом раздаю ее знакомым. Никто из моих гостей не уходит без пакета круассанов :). Я спасаю еду и получаю от этого удовольствие.

Несколько раз я ездила на выдачи продуктов, о которых узнавала в группе Фудшеринга. Нам выдавали наборы продуктов, которых хватит на несколько дней. Конечно, там были овощи с мятыми боками или потемневшие бананы, но все это пригодно в пищу.

Чтобы быть фудсейвером, не нужно иметь автомобиль. Он может понадобиться, только если вы едете на склад и забираете продукты ящиками.

Для меня в фудшеринге важна гуманитарная идея. Мы минимизируем количество мусора на планете и спасаем пригодную еду. Жалко, сколько продуктов пропадает. Я не раз была свидетелем того, как работники кафе после закрытия все скидывали с полок в черные пакеты и перемешивали, чтобы никто не забрал с помойки. А ведь все это можно раздавать людям, которые нуждаются.

Сама я стараюсь не покупать лишнее. Мы живем не в конце 80-х, продукты не пропадут внезапно с полок магазинов. Какой смысл тратить деньги на припасы, которые потом испортятся?»

 

Рудольф Ан, создатель мобильного приложения Eatmeapp

«Я вырос за границей. Много где жил в Европе, Азии. Для меня разделять мусор, экономить природные ресурсы – это привычка. Меня всегда интересовала сфера IT. И я мечтал открыть бизнес, который будет приносить какую-то пользу. Мне нравится сама идея импакта (значительных позитивных изменений в жизни людей, в социальной или экологической сфере в результате предпринимательской деятельности. – Прим. журн.).

В 2014 году я услышал о датском проекте по спасению еды ToGoodToGo. Стал изучать, сколько еды выбрасывается. Это был шок. По статистике, в продуктовом ритейле количество отходов – 4,8–5%. В 2018 году я вернулся в Россию и начал разрабатывать свой проект Eatmeapp, а в 2019-м запустил его. Это мобильное приложение, через которое рестораны и магазины могут продавать со скидкой не реализованные вовремя продукты и блюда. Это бизнес. Но его цель – не просто приносить прибыль, но создавать импакт. За два года мы спасли 9 тонн еды. Для меня это результат, хотя денег мы пока не заработали.

Схема работы такая: ресторан или магазин платит нам определенную сумму в месяц за каждую точку, размещенную в приложении. Через нее он может продавать сколько угодно еды: хоть на 10 тысяч, хоть на 50. Дополнительную комиссию мы не берем.

Пока трудно договориться с каким-то большим бизнесом – например, торговой сетью. Никто не хочет быть первым. К тому же пока наших пользователей недостаточно, чтобы обеспечить выкупаемость всех нереализованных продуктов.

Еще одна сложность – получить финансирование, потому что у нас импакт-проект. Даже на Западе импакт-инвестирование еще только появляется, в России тем более.

Законодательство нам не мешает, потому что Eatmeapp – не фудшеринг. Мы не передаем еду безвозмездно, а продаем ее.

Каждый желающий может стать нашим представителем в своем городе: подключать партнеров и получать за это комиссию. Для этого нужно написать нам через соцсети или мессенджеры, пройти собеседование. Если мы друг друга устроим, человек пройдет специальное обучение и начнет работать».

 

Дарья Мальковец, основатель платформы Wesavefood.ru

«Я давно работаю в сельском хозяйстве и знаю, сколько ресурсов тратится на производство еды. В какой-то момент я задумалась, что можно сделать, чтобы меньше пищи шло в мусор. Изучила западный и российский опыт. В мае 2021 года мы запустили стартап We Save Food. Сначала попробовали формат шеринга между людьми: любой желающий мог зарегистрироваться на платформе и поделиться продуктами. Но столкнулись с менталитетом: непониманием, зачем это делать, страхом за безопасность и т. д.

Тогда мы протестировали модель B2C и определили ее как основную. Мы берем хорошие, но нереализованные продукты у бизнеса и передаем их конечным потребителям. В нашей базе – кафе, производители продуктов питания, пекарни. Некоторые из них стремятся сократить углеродный след, выбрасывая меньше еды. Другие просто хотят снизить затраты на хранение и утилизацию отходов.
С компаниями работают Амбассадоры – пользователи, которые забирают продукты у компаний и от своего имени передают их через платформу. Они оставляют себе часть продуктов, а также зарабатывают «фудкоины». Это внутренняя валюта, которую можно обналичить в магазинах-партнерах.

Наша аудитория – это студенты, экологически активные люди и те, кто не против сэкономить на еде. Они заходят на платформу, бронируют заказ и забирают его. С нами уже более 1 000 человек. Совершено более 500 сделок.

Сейчас ключевая задача – привлечь достаточное количество ресторанов, магазинов, производителей. Это непросто, так как в России бизнесы не замотивированы финансово передавать излишки продуктов. В Европе и США за это снижают налоговую ставку. В России пока наоборот: нужно еще и доплатить.

Пока мы «осваиваем» Москву и набираем Амбассадоров только здесь. Но если к нам обратится человек из другого города, который готов подключать бизнесы и у которого налажены контакты, мы только за!»

Беседовала Наталья Захарова
Фото обложки: beta.foodsharing.de

Система Orphus