О портале Подпишись на новости Поддержать проект
ЛЕС

«Экологический» туризм может разрушить заповедники

Заповедники в СССР были закрытыми структурами для спасения редких диких животных и птиц от вымирания. В России они постепенно открываются для туристов.

Как получить разрешение, чтобы попасть заповедник, может ли туризм на самом деле быть экологичным и чем волонтеры занимаются в заповеднике, Ecowiki поговорил с первым директором заповедника «Брянский лес» Игорем Шпиленком.

Справка: Игорь Шпиленок — фотограф-натуралист, эколог, основатель и первый директор заповедника «Брянский лес», фотограф-волонтер Кроноцкого заповедника на Камчатке. Автор нескольких фотокниг и фотовыставок о дикой природе. Многократный победитель престижных международных фотоконкурсов, посвященных дикой природе. Ведет популярный блог в ЖЖ: shpilenok.livejournal.com.

Система заповедников открывается

— Игорь, насколько открыты заповедники для обычных людей?

Они все больше открываются. В СССР была достаточно обширная и закрытая заповедная система. В силу устройства общества того времени перед этой системой не ставили задачу объяснять налогоплательщикам, на что тратятся деньги, для чего заповедники существуют. Хотя в то время заповедники занимались экопросвещением, но специальных отделов экопросвещения, экотуризма не было. Они появились буквально на моих глазах.

У нас в стране есть разные формы особо охраняемых территорий: местные региональные и федеральные. Вместе они занимают более 10 % от территории нашей страны. На федеральном уровне действуют заповедники, национальные парки, федеральные заказники.

Заповедники создавались для охраны природы, сохранения биоразнообразия, включая краснокнижных живых существ. А национальные парки изначально уже имели задачу принимать туристов, чтобы те могли посмотреть на дикую природу. Но интересно, что самой посещаемой особо охраняемой территорией у нас долгое время был не какой-то национальный парк, а заповедник «Столбы» рядом с Красноярском. Этот заповедник был хорошо оборудован для посещений большого количества туристов.

Заповедное дело в нашей стране существует более 100 лет. Национальные парки у нас начали создаваться более чем на 100 лет позже, чем в США. Первым в России стал «Сочинский» нацпарк. Он открылся в 1983 году. В США еще в 1872 году открыли Йеллоустонский национальный парк.

Заповедники медленно, но верно идут в Интернет, соцсети, СМИ, открывают свои сайты. Сейчас уже нет заповедника или национального парка без своего сайта. Можете посмотреть сайты Кроноцкого заповедника на Камчатке и заповедника «Брянский лес». Еще 10 лет назад ничего этого не было.

Сейчас заповедники и нацпарки не боятся прямого контакта с людьми. Их сотрудники проводят все больше экскурсий.

Все проще и проще побывать в заповеднике. На сайте, как правило, есть информация, в какие дни он открыт для посещения.

Необязательно быть только туристом. Мне жалко тех людей, которые платят огромные деньги, чтобы прилететь в Долину гейзеров на несколько часов. Они видят гейзеры в середине дня, в самом неинтересном состоянии, и улетают. Я лично пытаюсь попасть в такие заповедники волонтером с задачей чем-то помочь. Волонтерское движение в заповедниках в последние несколько лет буквально расцвело.

Работы хватит на всех

— Чем волонтеры и экоактивисты могут там заниматься?

В Кроноцком заповеднике волонтеры помогают всем работникам по мере необходимости. Дел для волонтеров много: красить вертолетные площадки, следить за инфраструктурой, наводить порядок, расчищать просеки, тропы для туристов. Многие люди волонтерят, даже не посещая саму заповедную территорию. В режиме самоизоляции можно помогать с наполнением сайтов и соцсетей. Юристы помогают с юридическими вопросами. Требуется помощь с переводом материалов на английский и другие языки или с версткой книг.
Помню, в Краноцком заповеднике был зубной врач-волонтер с портативной бормашиной. Он ездил по кордонам и бесплатно лечил сотрудниками заповедника зубы. Кто-то из волонтеров хорошо готовит — они кормят тех, кто живет в полевых условиях. Кто-то специалист по ремонту, электричеству. Всех можно занять работой.

Многие фотографы ездят на волонтерских условиях в Кроноцкий заповедник, чтобы создать ему портфолио. Например, фотографы мирового уровня Сергей Горшков и Николай Зиновьев. Потом их снимки используют в социальных сетях и на выставках.

Недавно в Кроноцком заповеднике объявили запись волонтеров на следующий год. Это такой интересный способ знакомиться с природой. Многие мои друзья ездят волонтерить. В заповеднике «Брянский лес» есть целый клуб волонтеров, которые приезжают помогать к нам каждый год. Многие из них потом оказываются в штате. Половина инспекторов в Кроноцком заповеднике — бывшие волонтеры.

Может ли туризм быть экологическим

— В начале декабря 2020 года рабочая группа Государственного совета РФ по направлению «Экология и природные ресурсы» предложила ввести в законы термин «экологический туризм» и сделать возможной такую деятельность в национальных парках и заповедниках. А может ли туризм быть экологичным? Если сотни тысяч людей приедут в заповедник, он же сильно пострадает.

Экологический туризм — это туризм, не оставляющий за собой следов. По идее, территория не должна от него страдать. Все остальные виды туризма не экологические.

Но люди плохо представляют себе, что такое экологический туризм. Они думают, это сама по себе поездка в заповедник. Конечно, это не так. Настроить экологический туризм сложно. У нас пока только учатся его организовывать.
Система заповедников и национальных парков в России инерционная. В ней много людей старшего поколения. Они против экологического туризма, потому что он оказывается просто красивым названием, а по сути это самый обыкновенный туризм.

К тому же в России принято сопротивляться тому, что тебе навязывают «сверху». Наши федеральные органы пытаются развивать «экологический туризм», хотя сами понимают, что он совсем не экологический. И людям, которые вдумчиво относятся к сохраненю природы, приходится много работать, чтобы найти правильные пути развития экотуризма и допустимые компромиссы. Некоторым территориям это удается, некоторым нет.

Например, так называемый «экологический» туризм на снегоходах. У животных трудная зимовка, глубокий снег и недостаток кормов, для них любой стресс губителен. Или доставка людей вертолетами на вулканы Камчатки — ради спуска на лыжах. Туристы не понимают, какой гигантский вред они наносят зимующим на склонах популяциям снежного барана или диких северных оленей. Животное зимой не терпит такого давления, такого фактора беспокойства, как вертолеты и снегоходы. В результате популяция северных оленей осталась только в Кроноцком заповеднике, а снежные бараны просто исчезают. Все это, конечно, не экологический туризм. Просто люди пытаются эгоистично удовлетворить не первоочередные потребности, игнорируя своих соседей по планете.

Чтобы выстроить экологический туризм, нужны эксперты, полевые зоологи, которые наблюдают за поведением животных, за тем, как развитие туризма влияет на биоты. У нас это игнорируют. Наука в заповедниках и нацпарках медленно умирает и часто выполняет абстрактные задачи, не те, что стоят перед особо охраняемыми территориями.

На Камчатке постоянно дискутируется вопрос, сколько туристов может прилететь вертолетом в Долину гейзеров или на Курильское озеро. Желающих попасть туда очень много. Но есть масса причин не увеличивать поток туристов. Если строить больше троп, по которым люди могут ходить без вреда для природы, то уже смотреть не на что будет, кроме троп. Еще одна довольно забавная причина — емкость туалетов ограничена. В Долине гейзеров все оставленное людьми приходится вывозить вертолетом.

В результате многолетних наблюдений пришли к тому, что Долина гейзеров вместе с кальдерой (котловиной) вулкана Узон не могут принимать более 5000 посетителей за сезон. На 2021 год этот предел уже достигнут. Большее количество туристов нанесет существенный ущерб природе.

Как попасть в заповедник

— Необходимо ли получить разрешение до посещения заповедника?

В национальном парке и заповеднике нет свободного несанкционированного посещения. Вам нужно получить разрешение от администрации особо охраняемой территории. Вы можете его и не получить, если количество туристов достигло предела, установленного руководством парка. В ряде нацпарков это уже случалось. Я видел, как переполнялся национальный парк «Башкирия» на Южном Урале, потому что людям некуда было поехать в прошлом году. Даже парковаться было негде! Я видел предельное заполнение в Хакасском заповеднике на юге Сибири. В Кроноцком заповеднике надо иногда несколько месяцев стоять в очереди, чтобы попасть на какие-то объекты.

Что поделать, экологический туризм предусматривает строгие ограничения. Во всем мире так. В некоторые национальные парки Аляски люди годами ждут своей очереди. Там разыгрываются лотереи для тех, кто подает заявку на посещение. Места популярные, желающих заплатить большие деньги за посещение заповедника много, но всем приходится ждать. Бывает, что и у нас в заповеднике «Брянский лес» нельзя записаться на экскурсию к зубрам, потому что каждая экскурсия — это беспокойство для зубров и нагрузка на инфраструктуру.

При этом получить разрешение на посещение заповедника или нацпарка сейчас очень легко. Это можно сделать онлайн на сайте за символические деньги. Потом, возможно, нужно будет еще заплатить за пользование инфраструктурой и за трансфер: в «Брянском лесу» мало кто доедет на своей легковой машине к зубрам — дорога не позволит.

Подготовил Матвей Антропов
Автор фото: Игорь Шпиленок

Система Orphus