Коронавирус и «зеленая экономика» – что нас ждет

14.05.2020
Просмотров: 312
Пандемия COVID-19 сказалась не только на мировой экономике, но и на состоянии окружающей среды. По Интернету разлетелись мемы и коллажи «Земля исцеляется». Но так ли это на самом деле? Не грозит ли нам откат в прошлое, когда «зеленые» технологии, возобновляемая энергетика и циклическая экономика были не более чем фантазиями? Что будет с уровнем потребления, и как мы должны изменить существующую модель, чтобы продолжать жить на планете? Об этом мы поговорили с Сергеем Николаевичем Бобылевым, зав. кафедрой экономики природопользования экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, профессором, доктором экономических наук, Руководителем Центра биоэкономики и эко-инноваций при МГУ им. М. В. Ломоносова, Заслуженным деятелем науки РФ, Академиком РАЕН и РЭА.

Сергей Николаевич, что представляет собой «зеленая экономика» и как пандемия коронавируса повлияет на ее развитие? «Зеленая экономика» – это экономика, которая повышает благосостояние людей и минимизирует экологические риски. Можно выделить по меньшей мере пять признаков такой экономики: сбережение природного капитала, эффективное использование природных ресурсов, минимизацию выбросов парниковых газов, сохранение биоразнообразия, рост доходов, занятости, благосостояния людей. «Зеленая экономика» – это не назад в пещеры, а разумная концепция. Очевидно, что экономический кризис, связанный с COVID-19, нанесет мощ­ный удар по материальному благосостоянию: снижение производства или закрытие предприятий и организаций приведет к па­дению доходов, росту долгов, проблемам с ипотекой, увеличению безработицы и т. д. В таких условиях население не будет думать о приобретении более дорогих экологически чи­стых продуктов питания и воды, покупке или аренде жилья в экологически чистых рай­онах. Может произойти и своеобразная «индивидуализация» потребителей. Такие экологически бла­гоприятные явления, как рост популярности общественного транспорта, каршерингов (со­вместного пользования автомобилями), электромобилей, могут столкнуться с препятствиями, так как люди будут опасаться заражения. Рост бедности может привести к тому, что возрастет браконьерство, нелегальные охота, лов рыбы, вырубка деревьев. Государству станет не до экологических проектов. Во всем мире могут затормозиться процессы, связанные с переходом к экологически чистым и возобновляемым источникам энергии. К долгосрочным последствиям можно отнести новое осознание места человека на Земле. Пандемия показала, что десятки тысяч сложнейших химических и биотехнологических соединений, которые производятся ежегодно, их непредсказуемый синергетический эффект, уничтожение природы приводят к негативным событиям, бороться с которыми человек не научился и не сможет. Возможно, в ближайшие годы снизятся объемы загрязнений. Экономический кризис, закрытие предприятий, уменьшение транспортной активности из-за высоких цен на бензин могут улучшить со­стояние окружающей среды. Такую ситуацию наша страна пережила в 90-е годы. В то же время из-за пандемии многие области услуг, наукоемкой и инфраструктурной деятельности сократятся в масшта­бах или разорятся, а выживут достаточно загрязняющие виды деятельности. Этот путь «примитивизации» наша страна также проходила в 90-е и нулевые годы. Несомненным экологическим благом может стать от­каз от рискованных энергетических проектов в Арктике, на территориях с вечной мерзлотой. Эти незатронутые регионы нашей страны являются важным стабилизатором биосферы планеты. Природные достопримечательности пере­станут подвергаться избыточным нагрузкам, поскольку туристические потоки явно ослабеют. Сократятся авиаперелеты, предприятия сферы обслуживания и питания, поездки. Увеличится сегмент онлайн-занятости, удаленной работы на дому, что приведет к уменьшению загрязненности в городах. В своей статье «Эколого-экономические последствия COVID-19 в России и в глобальном мире» Вы пишете, что коронавирус – это иммунный ответ Земли на негативное воздействие человека. На чем основано такое мнение? Это скорее вопрос к экологам, к биологам. Некоторые ученые говорят, что на Земле может комфортно существовать как биологический вид полмиллиарда или один миллиард человек, а нас уже 7,7 миллиардов и к 2040 году будет больше девяти. Есть концепция, согласно которой Земля (Гея) – это живой организм. И тогда коронавирус – это некий ее ответ на то, что нас стало слишком много. О подобном говорил знаменитый американский ученый Деннис Медоуз. В 1972 году он с коллегами опубликовал одну из самых цитируемых в мире научных работ «Пределы роста», где показал, что путь человечества ведет его в тупик. Однажды ему задали вопрос, почему его исследования столь пессимистичны и как человеку как биологическому виду дальше жить. Он ответил, это не пессимистичный сценарий, наоборот: современный тип развития цивилизации приведет ее к тому, что начнутся эпидемии, войны, человечество значительно сократится в своей численности, и тогда человечеству хватит ресурсов и экологической емкости Земли для проживания. Я экономист и не эксперт в этой теме, но многие биологи говорят, что нас стало слишком много. А эпидемия – это вполне естественная вещь, когда начинается видовое «перенаселение».  — Почему Земле приходится так «защищаться»? Только потому, что нас слишком много, или потому, что мы что-то не так делаем? У нас слишком антиэкологичная экономика и технологии. Мы не умеем расходовать природные ресурсы как нужно. В целом нас не просто очень много, а мы создали неправильные модели производства и потребления. В «Целях развития тысячелетия» ООН говорится, что человечеству необходимо построить ответственные модели производства и потребления, или, другими словами, эколого-совместимые модели. Для того чтобы людям, при современной численности, достичь уровня жизни американца (высокого уровня жизни), нужно пять планет Земля. Очевидно, что у нас их нет. Мне кажется, очень хорошая иллюстрация, когда мы говорим о причинах наших проблем, – это Китай. Китай – блестящий пример фантастического экономического роста и роста благосостояния. Там чуть ли не 300 миллионов человек сейчас относятся к «среднему классу». Но какой ценой? Китайцы выпускают больше всех в мире парниковых газов. Китаец в мегаполисе – Пекине, Шанхае, том же самом Ухане, – живет, по оценкам Всемирной организации здравоохранения, на 5-6 лет меньше, чем китаец в городах с чистым воздухом. Пять-шесть лет жизни – цена прогресса и материального благосостояния! Китайцы истощили до 20% своей пашни, она деградировала. Китайцы в 90-е годы вырубили огромные территории своих лесов, в том числе водоохранных, из-за чего у них были колоссальные наводнения. Воздух, природные ресурсы, вода Китая находятся в плохом состоянии. Это пример абсолютизации экономического роста. И если все мы будем развивать нашу экономику таким же образом, мы разобьем в пух и прах хрупкую биосферу Земли. Кстати, Китай осознал антиэкологичность своего развития и официально теперь строит, как это ими красиво по-восточному сформулировано, экологическую цивилизацию. А есть ли альтернативная модель, которую правительствам следует начать внедрять? Вообще-то, человечество «договорилось», как ему жить в 21 веке. Было три глобальных конференции ООН, в центре которых стояла проблематика устойчивого развития. В 2012 году был принят документ «Будущее, которого мы хотим», Россия его тоже подписала. В этом документе говорится, что такое «устойчивое развитие», как его достичь, каковы основные направления работы. Следующий амбициозный документ – это «Повестка дня до 2030 года», или «Цели устойчивого развития». В 2015 году человечество сформулировало для себя 17 целей, 169 задач, 230 количественных индикаторов, как прийти к счастью. И третий документ – это «Парижское соглашение по климату». То есть человечество договорилось, что если потепление превысит два градуса Цельсия, то мы, опять же, разбалансируем экосистему Земли. «Устойчивое развитие», по определению ООН, – это такое развитие, при котором современные поколения не ограничивают возможности будущих поколений по удовлетворению своих потребностей. Экономисты говорят, что «устойчивое развитие» – это сбалансированное развитие трех компонент: экономической, экологической и социальной. Можно еще привести высказывание вождя индейцев одного из американских племен: «Мы не получили нашу землю в наследство от наших отцов и дедов. Мы взяли ее взаймы у наших детей и внуков». Это и есть суть устойчивого развития.
Мы не должны жить так, что после нас хоть потоп. А для этого нужно сделать по крайней мере две вещи – это изменить модель потребления, которая сейчас сверхрасточительна, и изменить модель производства, которая тоже антиэкологична.
Наша, как оказалось, слабая и неустойчивая цивилизация должна вписаться в экологическую емкость биосферы и не превышать ее, как это происходило последние 20-30 лет.   Беседовала Наталья Захарова При подготовке текста использован материал статьи С. Н. Бобылева «Эколого-экономические последствия COVID-19 в России и в глобальном мире» (журнал «Population and Economics») Источники фото: личные архивы эксперта, открытые источники  
Присоединяйтесь к онлайн-флешмобу «Дома тоже зелено»! Мы собрали для вас лайфхаки, как начать двигаться в сторону более экологичной и осознанной жизни в комфортном для вас ритме прямо сейчас. Знакомьтесь с материалами и делитесь ими в социальных сетях с хештегами #доматожезелено #эковики.
Участвовать во флешмобе
Становитесь частью сообщества портала «Эковики»! Получите свободный доступ к пошаговым рекомендациям об экологичном образе жизни, онлайн-курсам, руководствам по проведению экологических акций на разные темы! Станьте лидером изменений!
Зарегистрироваться на портале

Наш проект существует благодаря вашей помощи! Если вы нашли материал полезным, вы можете оставить комфортное для вас вознаграждение.